Сергей есенин знакомство с блоком

Сергей Есенин - биография, фото, женщины, стихи и последние новости - 24СМИ

сергей есенин знакомство с блоком

Я, Есенин Сергей Есенин Сергей Александрович . быть в числе первых имен из поэтов этой линии и еще при жизни Блока, которого он очень ценил, . Биография Сергея Есенина, личная жизнь, фото, семья, жена, дети, женщины, и русский символизм, так как гений любил творчество Александра Блока. . (чайхана), путешествовал по старому городу, завел новые знакомства. БЛОК А. А. Из дневников, записных книжек и писем О Есенине P. S. Я отобрал 6 стихотворений и направил с ними к Сергею.

«Брат по песенной беде…». Марина Цветаева и Сергей Есенин

В Петербурге он просто ожидает формирования партии грузчиков. На самом деле Есенин о бочках и не помышлял, желая добиться в столице славы и признания. Есенин был уверен в себе, его не интересовало мнение окружающих. Казалось, что наивный простодушный одаренный поэт должен быть выше неблагодарных критиков и завистников.

Это породило миф о равнодушии Есенина к мнению о нем окружающих. Однако поэт очень внимательно относился к критике своего творчества, он даже собирал вырезки из изданий с отзывами о своих произведениях. Сохранилась пара таких тетрадей.

А самые лестные отзывы, как и обидные, поэт даже помнил наизусть. Есенин был пьяницей и хулиганом, создавая в нетрезвом состоянии стихи. Часто такие эпитеты соседствуют с именем Есенина, характеризуя его личность. В жизни поэта пьяные дебоши и скандалы действительно случались часто, став неотъемлемой частью быта.

Но к творчеству это не имело никакого отношения. Сам Есенин утверждал, что в нетрезвом состоянии стихов никогда не писал. Да и его знакомые подтверждают. Есенин стал жертвой заговора. Смерть Есенина породила много версий о том, что же произошло на самом деле. В убийстве народного поэта обвиняли евреев, чекистов, литераторов-конкурентов, лично Троцкого. Расправа получилась жестокой и продуманной. Существует даже фантастическая версия об убийстве Есенина выстрелом из пистолета.

Тело, завернутое в ковер, через окно вынести не удалось, тогда пришлось инсценировать самоубийство. Говорят, что Есенина могли сперва избить, а затем, обессилевшего, подвесить к трубе. Но все эти версии отпадают, если начать рассматривать факты. В конце года у Есенина сложилась тяжелое психологическое состояние.

Он месяц пролежал в московской психиатрической клинике, откуда сбежал в Ленинград. Перед отъездом туда Есенин зачем-то навестил всех своих родственников и попрощался с. Первая жена поэта, Анна Изряднова, вспоминала, что он заявил о плохом самочувствии и ожидает скорую свою смерть. Есенин просил не баловать и беречь своего сына.

Да и в творчестве поэта в последние два года его жизни часто упоминается смерть, более двух сотен. При этом речь чаще всего идет о самоубийстве.

Есенин переживал тяжелое пристрастие к алкоголю, он панически боялся одиночества, у него появилась мания преследования. Внутренне поэт ощущал, что от него уходит талант, все сложнее даются метафоры и импровизации. Этот негативный фон и послужил основой для суицида. Последнее стихотворение Есенина было подделано. Этот миф является неизменной частью конспирологических версий о смерти поэта. Известно, что незадолго до трагедии он написал стихотворение, начинавшееся со слов: Друга Есенина подозревают в том, что он участвовал в убийстве, будучи приставленных властями к неугодному литератору.

Именно поэтому стихотворение было показано не сразу, а уже после смерти Сергея. Другая версия гласит, что автором стихотворения стал чекист Яков Блюмкин и появилось оно уже после смерти Есенина. В своих мемуарах он вспоминал: Это — необычайная чуткость и повышенная деликатность.

Знакомство Андрея Белого с Есениным состоялось в начале г. Отмечая, что многим обязан А. В письме от 28 августа г. Творчеством Андрея Белого Цветаева восхищалась с юных лет. У них состоялись мимолетные общения — в голодной послереволюционной Москве, встреча в Берлине летом года. Так написать о Белом до сих пор не удалось никому. Здесь ярко описана личность пленительно-жестокой Аси Тургеневой, невенчанной жены Белого, любовь к которой разбила его жизнь.

Кстати, Марина Цветаева в данном вопросе явно полемизирует с В. Ходасевичем, утверждавшим, что самой сильной любовью Андрея Белого была жена Блока. А над всем и всеми — голос Белого, его исповеди, жалобы, радости, негодования — исповедь пленного духа. Цветаева видела поэта считанное число раз, но сумела почувствовать и передать в небольшом произведении основные черты его личности и творчества.

В сложных, полемических, но одновременно и плодотворных для литературного процесса отношениях находился Есенин с поэтами-футуристами, прежде всего — со своим главным оппонентом в поэзии Владимиром Маяковским. Их отношения, в которых на самом деле было гораздо больше взаимного интереса и здорового соперничества, чем непримиримой вражды, изучены достаточно глубоко.

Маяковский не раз говорил, что из всех имажинистов в истории останется один Есенин.

ФЭБ: Мурашев. Сергей Есенин. —

И в то же время Есенин утверждал, что не хочет делить Россию с такими, как Маяковский, на что последний остроумно отвечал: Маяковский нигде не пишет о творчестве Цветаевой.

Уже в семидесятые годы в ответ на вопрос, как Маяковский относился к Цветаевой, Л. Брик совершенно определенно ответила, что творчество Цветаевой прошло мимо Маяковского и его близких, что оно не было замечено.

сергей есенин знакомство с блоком

Цветаева отлично это понимала и прощала, что и выразила после его смерти формулой: Маяковский спрашивает о Блоке, Сологубе, Гумилеве. Взаимные упреки поэтов звучат не всерьез; смысл не в.

Весь смысл в том, что, оказывается — ничего на земле не изменилось: Значит, и там, за гробом, поэты, так же как и на земле, ангелы и мученики, в аду или в раю — неважно. Отношения Есенина с Борисом Пастернаком были сложными, он не принимал стихи своего старшего современника, что не мешало периодическим личным сближениям. Реальная их встреча произошла в году, когда страстные порывы молодости уже миновали. Ей нужны были фактические данные, а внутреннюю суть поэзии Есенина она почувствовала уже давно: С вокзала — прямо в гостиницу?

По каким улицам с вокзала — в гостиницу? Я Петербурга не знаю, мне нужно знать. Были, наверное, подробные некрологи. Но эта же черта присуща и гениям. Естественно, что такая жажда славы особенно дает себя знать в начале литературного поприща. Есенину всегда была присуща высокая самооценка. В своей автобиографии он рассказывает, что когда впервые появился среди петербургских литераторов, он сразу был признан как талант. К этому он прибавляет: Любовь к славе, к стихам и к родине должны были поставить перед ним цель: Сначала он понимал эту народность в том смысле, в каком она приложима к поэтам-самоучкам, вышедшим из непривилегированной среды.

  • Есенин, Сергей Александрович
  • Мое знакомство с Есениным
  • Сергей Есенин.

Опуская Никитина, Сурикова, не говоря уже о других, таких, как Дрожжин или как забытый поэт-крестьянин поколения Жуковского — Федор Слепушкин, Есенин устанавливает такую последовательность: Кольцов, Клюев и он, Есенин.

Пишущему эти строки Есенин в году объяснял одно свое преимущество перед Блоком: Преимущество свое пред Клюевым, которого Есенин считал тоже большим поэтом, он определял так: Другой раз он высказал свою мысль так: Что же касается до своих друзей имажинистов, с которыми он тесно был связан в течение нескольких лет, то и в самый разгар дружбы с ними Есенин говорил, что нутра у них чересчур мало.

Наконец, и на самого крупного из футуристов Маяковского Есенин смотрел сверху. Перебрав всех современников и не находя себе равного поэта, Есенин, естественно, должен был обратиться к прошлому русской поэзии. Отдаленной мечтой его стало сравниться с Пушкиным.

сергей есенин знакомство с блоком

Если его ругали иные за имажинизм, так ведь он сознательно шел на это, заранее это учитывая. Мои отношения к Есенину, как к человеку и к поэту, были живые, а все живое изменяется.

«Брат по песенной беде…»

Я с самого начала, как только о них узнал, стал ценить его стихи, но несколько предубежденно вначале относился к нему, как к человеку, потому что замечал грим, позу. И не особенно стремился познакомиться с. Этим следует объяснить тот странный на первый взгляд факт, что я совершенно не помню, как и при каких обстоятельствах я в году познакомился с ним лично. Но когда познакомился, прежнее предубеждение против него стало быстро исчезать.

Каждый писатель немного актер. Грим, поза — это главным образом для зрительного зала, а я попал в число тех привилегированных зрителей, которых в антракты пускают на сцену. В личных отношениях Есенин оказался милым, простым и совершенно очаровал. Раньше многое мне решительно не нравилось.

сергей есенин знакомство с блоком

Он много и охотно рассказывал мне о. Наивысший момент близости был тот, когда мы неожиданно встретились однажды в толпе, в фойе театра, и молча дважды пожали друг другу руки.

Я потом вспомнил, как он однажды говорил о безмолвной и потому трогательной звериной ласке. Когда я стал встречать Есенина с Дункан и он начал франтить и разыгрывать из себя денди, это мне было неприятно: После его возвращения из Америки, я видал его очень редко. Тут были и тайные совещания заговорщиков, и покушение на жизнь важной особы, и внезапный обыск, и одиночное заключение, наконец — высший момент нервного напряжения публики — бегство из тюрьмы на лихой тройке и неизбежная погоня.

Как менялся Сергей Есенин с детства до 1925

Но одна подробность этой истории из жизни русских революционеров с самого начала особенно бросалась в глаза и вызывала улыбку у русского зрителя: Этот римский кинематограф и этот наряд пришли мне на память, когда я в первый раз увидал Есенина. В Москве такого поэта еще не знали.

Начинался год, последний дореволюционный. В воздухе еще стоял угар войны. Национализм, подогреваемый войной и большею частью воинствующий, был одним из самых заметных мотивов в поэзии того времени.

С неведомою силою ударяли по сердцам строки поэта: Мы, дети страшных лет России, Забыть не в силах.

сергей есенин знакомство с блоком

Горючий материал накапливался, а в тылу творились обычные безобразия. Уже четыре года как он обратил на себя всеобщее внимание. Он уже успел выпустить три книги стихов, и я лично был им очень заинтересован. Я прибыл в назначенное время, но тут всегда запаздывали, и я долго слонялся по залам, увешанным картинами, терпеливо ожидающими себе покупателей. Галерея Лемерсье была чем-то вроде художественно-комиссионной конторы.

Потом я очутился в одной из последних комнат, где расставлены были стулья рядами и собралось уже порядочно публики. Я нашел знакомых, с которыми ранее уговорился встретиться. Он в коричневой поддевке и высоких сапогах. Но он не один: На нем голубая шелковая рубашка, черная бархатная безрукавка и нарядные сапожки. Но особенно поражали пышные волосы. Он был совершенно белоголовый, как бывают в деревнях малые ребята. Обыкновенно позднее такие волосы более или менее темнеют, а у нашего странного и нарядного парня остались, очевидно, и до сих пор.

Во-вторых, они были необычайно кудрявы. Возникало подозрение, не завит ли он или… хотелось подойти и попробовать, не парик. Клюев показался мне гораздо старше, чем я думал, и к своему спутнику он обращался скорее как к любимому сынку, чем к меньшему братишке.

Распорядитель объявил, что стихи будут читать сначала Клюев, потом… последовала незнакомая фамилия. Сначала Клюев читал большие стихотворения, что-то вроде современных былин, потом перешел к мелким лирическим. Содержание было самое современное. Народилось железное царство У него ли, нечестивца, войска — сила, Порядового народа — несусветно; На себя креста не возлагают, Великого говенья не правят, В Семик-день веника не рядят, Не парятся в парной паруше и. Клюев поражал своею густою красочностью и яркою образностью.

Очередь за другим поэтом. Он также начал с эпического. Читал об Евпатии Рязанском. Этой былины я нигде потом в печати не видел и потому плохо ее помню. Во всяком случае тут не было того воинствующего патриотизма, которым отличались некоторые вещи Клюева. Если тут и был патриотизм, то разве только краевой, рязанский. Потом перешел к мелким стихам, стихам о деревне. Читал он их очень много, разделял одно от другого короткими паузами, читал, как помнится, еще не размахивая руками, как было впоследствии.

Потом был перерыв, потом опять читали в том же порядке. В перерыве и по окончании в гардеробной слушатели обменивались впечатлениями о стихах и о наружности поэтов. Сосед мой слева, поклонник Тютчева, одобрял Клюева. Другой поэт, деревенский парень, ему не понравился. Еще резче отнеслась к нему моя соседка справа, художница.

Когда на лестнице к ней подошел Клюев, с которым она уже была раньше знакома, и спросил: Впоследствии, глядя на Есенина, я не раз вспоминал это определение Клюева: В стихах Клюева нашел я и другие ласковые эпитеты: Но среди слушателей раздавались и голоса, отдававшие предпочтение безвестному до сих пор в Москве Есенину пред гремевшим в обеих столицах Клюевым.

Я жадно прислушивался к этим толкам. Мне лично Клюев показался слишком перегруженным образами, а местами и прямо риторичным. Нравились отдельные прекрасные эпитеты и сравнения, но ни одно стихотворение целиком. Не скажу, чтобы этот образ мне понравился, но почему-то он более других застрял в моей памяти. Есенина я, как и многие другие, находил проще и свежее. Тут были стихотворения, понравившиеся мне целиком, напр.

сергей есенин знакомство с блоком

Не дали матери сына, И на колу под осиной Шкуру трепал ветерок. Кажется, в первый раз в русской литературе поэт привлекал внимание к горю коровы. Еще более произвело на меня впечатление: От пугливой шумоты, Из углов щенки кудлатые Заползают в хомуты. Сами же поэты, главным образом их наряды, особенно внешность Есенина, возбудили во мне отрицательно-ироническое отношение. Костюмы их мне показались маскарадными, и я определял их для себя словами: Тогда-то и вспомнился мне римский кинематограф и русские революционеры в кучерских кафтанах, остриженные в кружок.

Впоследствии я к этой стилизации отнесся более терпимо. Надо принять во внимание, каково было большинство публики, перед которой они выступали.

Тут много было показного, фальшивого и искусственного. Была одна поэтесса так хорошо загримированная, что к ней приложимы были слова сатирика: Пресыщенных господ, эстетов и морфинистов потянуло на капусту.

Клюев и Есенин, что ни говори, а люди себе на уме, прекрасно учли, что от них требуется. Отчего же не облапошить господ!. Конечно, не в таком костюме ходил Есенин, когда полтора или два года посещал университет Шанявского, где, кажется, усердно занимался.