В известный питере кабакзашел знакомый всем

Лесная глушь - Сергей Максимов

в известный питере кабакзашел знакомый всем

статически, как нечто однородное и постоянное на всем . прекрасно знакомый с историей и историческим эпосом,— . фах, известен и по позднейшим записям устных легенд. же я в етот кабак зашел, зачем я водку пил". И нужду крайнюю всегда во всем терпеть, Знакомый у него спросил: В трактир, а не в кабак зашел, чтобы промена сам Измайлов, известный своей дородностью; некоторые современники относили стихи о Слоне к А. А . Зачем нападают на самых известных людей Империи? Кто . своего друга, за что над ним посмеивались знакомые и коллеги. . Восстание менеджеров , - ответил Жеглов. - Хотят мира во всем мире и увеличения зарплаты. Я ни Кэмерон, ни Питер Джексон, - и, чуть подумав, добавил.

Там тепло и апельсины. Медленно поднимаясь по ступенькам, Виктор услышал внизу какой-то шум и насторожился. За ним явно кто-то крался. Капитан сделал еще несколько шагов и затаился. Свет на лестничной площадке, как всегда, отсутствовал, какая-то падла своровала лампочку, и темнота скрыла присутствие сыскаря.

Когда неизвестный добрел до квартиры Воронцова, тот приставил дуло к виску своего преследователя и. Человек в темно-синей спецовке с испугу начал заикаться. Ба-бандероль д-для г-графа В-воронцова, из семнадцатой. Посыльный облегченно вздохнул, поняв, что убивать его никто не собирается, по крайней мере. Он сглотнул застрявший в горле комок и. Даже расписываться не. Молодой человек протянул сверток, и когда адресат зажал его стальной хваткой, припустил со всех ног вниз, перепрыгивая сразу через четыре ступеньки.

Капитан пожал плечами и, открыв дверь, вошел в квартиру. Щелкнул выключатель, и в коридоре, впрочем, как и по всей квартире, вспыхнули лампочки в шестьдесят свечей каждая. Виктор скинул обувь, повесил на крючок прихожей куртку и прошел на кухню. Бросив в микроволновую печь тарелку пельменей из холодильника, он зашел в комнату, включил телевизор и решил рассмотреть неожиданную посылку.

Обычная, на первый взгляд, бумага. Следователь поднес сверток к носу и принюхался. Затем приложил бандероль к уху: Открыл и привет Создатель, а в его случае, учитывая далеко не безгрешный образ жизни, Диавол. Капитан засадил за свою жизнь стольких нечистых на руку людей, что от них можно ожидать чего угодно. Наплевав на опасность, Воронцов рванул бумагу, и его взору предстал небольшой книжный томик.

И он тут же вспомнил о ночном происшествии. Хорошая шутка, я оценил. На кухне пропищала микроволновка, но есть Воронцову уже расхотелось. К тому же в животе еще как-то подозрительно бурлили голубцы, съеденные по пути из библиотеки. Удар по выключателю погасил свет во всей квартире. Пульт от телевизора сделал свое. Экран замерцал, показав сексапильную красотку. Император жив и здоров. Вчера принят закон, который поднимет образование Русландии на новую ступень.

Представители министерства заявили, что наш язык самый богатый и витиеватый, поэтому не так важно через какую букву пишется слово и какого оно рода, главное, чтобы было понятно. Камера поменяла ракурс и ведущего. Теперь шоумен будет рассказывать о своей любви к родине пингвинам.

Пульт послал невидимый глазу луч, заставивший экран телевизора погаснуть. Заснул сыщик моментально, едва закрыл. Свет в квартире горел до самого утра. Сюзерен вышагивал по комнате, зло поглядывая на массивные створы входных дверей. Полы его леопардового халата били по ногам и развивались, словно стяг в ветреную погоду. В дверном проеме мялся Великий Председатель. Почесав уже заметную лысину, сюзерен остановился под огромной люстрой, горящей в тысячу свечей, и задумчиво произнес. Зачем понадобилось снова переводить время?

Я думал, ты все уладил. Так все было хорошо, а теперь? Мол, что им, там, заняться больше нечем?! Да хрен с ним, с народом. Перевели стрелки вперед - я тут же на час постарел. Так скоро в Русландии весь запас ботокса кончится! Правая рука Государя прогнал испуг и ответил громче. Сюзерен задумался и обвел взглядом шелковые портьеры, закрывающие окна его апартаментов.

Затем снова перевел взор на своего подчиненного и, прищурившись, поинтересовался. А на счет рыла ты прав, - Сюзерен подошел к собеседнику и положил руку ему на плечо. Вот мы его… Это только говорят, что насильно мил не будешь. Сила - вот что главное.

А в чем сила, брат? Идиот ты, - Хозяин потрепал его за щеку. У нашего народа денег не было отродясь и не будет, они все у меня, а он все равно сильный! Темноволосый почесал затылок и пожал плечами. Не знаю, - и он облобызал поднесенную длань Сюзерена.

в известный питере кабакзашел знакомый всем

Пес с ним со. Не у нас, в Америке. Государь сел на край бильярдного стола и поправил корону. Мне пофигу на остальные страны! Хотя, в принципе, мне и наша была бы да ехала… - У нас, в смысле в Русландии, все хорошо. Вчера опять разогнали очередной митинг недовольных: Но про это никто и не помнит. Все обсуждают убийство Ромати. Предлагаю увеличить цены на бензин! Пусть семьдесят шестой будет стоить семьдесят шесть империалов, а девяносто второй — девяноста два!

Но… Знаешь что нас спасет? Слуга Государев замотал головой. Вот все-таки далек ты от политики. Как был коммерсантом, так им и остался. Сгинь с глаз моих, - и мановением руки Хозяин дал понять помощнику, что разговор окончен, и он может уходить.

Он потер подбородок, пригладил редкие волосы на лысине и, почесав зад, закатил. Государь подошел к окну. Кто же казну пополнять будет? В этот самый миг часы на Спасской башне разразились первым ударом, заставив Императора вздрогнуть. Помассировав виски кончиками пальцев, медленно, но верно стареющий Сюзерен, стал задумчиво напевать: Титульный лист бульварной газетенки был более чем притягательным.

Один заголовок чего стоил: С недавних пор это заведение стало очень популярным в столице. Поэтому кавказец старался держать все в чистоте, вдруг опять заглянут. Для пущей важности внутри висела огромная фотография, где Ашот в обнимку стоял рядом с первыми лицами Русландии. Перелистнув страницу, Виктор углубился в чтение. Первая же статья заставила его улыбнуться.

Сама статья извещала о том, что Гринпис проводит акцию по защите блох, так как люди нещадно их уничтожают, заботясь о своих домашних питомцах, а они, блохи, тоже живые существа.

Зеленые требовали принять закон и карать истребителей оных лишением свободы, сроком до пяти лет. Во второй статье освещался недавний митинг несогласных, всего пару строк, и капитан открыл разворот.

Империя под угаром. Том 1. Абсолютное зло (Юрий Туровников) / Проза.ру

Да, Зотов постарался на славу! Расписал убийство на две страницы, с фотографиями с места происшествия. Даже портрет Виктора имелся, с подписью. Теперь злодею не уйти. Воронцов оторвал взгляд от газеты. Джинсы, рубашка в крупную клетку, сумка через плечо. Ашот поставил на столик еще одну чашку кофе и исчез так же незаметно, как и появился. Да это событие затмевает все другие!

Хоть цены на бензин подними — никто не заметит. Все только об этом убийстве и говорят! Уже весь тираж раскупили. Мимо кафе промчалась самая настоящая карета скорой помощи, запряженная тройкой гнедых лошадей с бубенцами. С тех пор, как ввели налог на повышенное содержание СО, многие автопарки перешли на гужевой транспорт.

Дешевле купить целый табун, чем заплатить. Да и, опять же, лошади — это красиво. Некоторые таксопарки даже пользуются собачьими упряжками, но это дорогое удовольствие, ибо несчастных шавок периодически давят, впрочем, как и клиентов. Не успевают проскочить на поворотах и… будьте любезны в карету. Правосудия ждут только невиновные, те, у кого этих самых денег нет, чтоб перекупить кого.

А тех уже купили виноватые. По делу голяк полный, - Виктор допил кофе. Свидетелей нет, отпечатков. Даже не знаю, с чего начать. Пока отрабатываю версию профессиональную. Может, кто из конкурентов. Сейчас много развелось этаких болоболов. В смысле, ходили… Капитан задумался, устремив взгляд в небо, где пролетал кукурузник, за которым тащился длинный плакат, гласивший: Предупреждаю сразу — под ногами не путайся и не мешай. Умные замечания приветствуются, но только по ситуации.

Давай-ка скатаемся на место преступления. Я тогда слегка не в форме. Ашот не был жлобом и много с посетителей не драл. Тем более что и кофе-то был средненький. Виктор достал из кармана кожанки пульт и нажал кнопку. Капитан жестом пригласил Зотова занять место. Тот обошел машину и удивленно застыл со стороны багажника. Придут проверять, а у меня и вправду шедевр отечественного автопрома.

Может, даже прослезятся и посочувствуют. Между прочим, это самая быстрая тачила в пределах МКАДа! Работать надо, а не языком чесать. Капитан дождался, когда Зотов займет свое место и завел двигатель. Мимо пролетали одинаково серые многоэтажки, витрины магазинов и бутиков с непонятными названиями на иностранных языках, значения которых не знали и сами хозяева бизнеса. Им просто буквы понравились. Из них что, Площадь главная видна, где бы ни установили, или панорама на пляжи в Майами?

в известный питере кабакзашел знакомый всем

А стоят они именно столько! Кто захочет одеваться в магазине, где само название говорит о том, что о тебе думают продавцы?! А выйдет — вот. Какой-нибудь чопорный житель Туманного Альбиона пойдет покупать туда газету или журнал, чтоб полистать его за чашечкой чая, а житель нашей страны ломанется внутрь, в надежде прикупить курицу гриль и самое дешевое пиво.

Это — сверхрынок, просто огромный! А на рынках, испокон веков, можно торговаться, чтоб скинуть цену на тот или иной товар. А кто-нибудь пробовал поторговаться с кассиром? Результат будет везде одинаков — вас схватит за шкирку сторож, носящий ныне гордое, по его мнению, звание секьюрити непременно русскими буквами и выдворит на улицу.

Хорошо если просто наградит парой нецензурных слов, без руко- и ного- прикладства. Вот вам и страна, в которой родились и творили известные на весь мир поэты и писатели. Выйдя из машины, Воронцов приподнял оградительную ленту, пропуская Зотова, и прошел. Со вчерашнего дня ничего не изменилось: Виктор остановился возле металлической двери и поманил журналиста, который приготовил фотокамеру к съемке. Я всю библиотеку перерыл. Думаю, дело было.

Вставай возле мусорного бака, - представитель прессы подчинился и капитан продолжил. Убийца ждал его тут, где стоишь ты, и курил. Потом подошел, отвлек разговором и оттяпал ему голову.

Империя под угаром. Том 1. Абсолютное зло

Он метнулся к журналисту, оттолкнул его и отодвинул мусорный бак в сторону. Тот отъехал на скрипучих колесах. Воронцов присел на одно колено и что-то поднял носовым платком.

Капитан аккуратно завернул улику в пакетик и спрятал во внутренний карман куртки. В это момент дверь черного хода открылась, и в переулок шагнула уборщица с большим пакетом мусора. Старушка ойкнула, хлопнула дверью и лязгнула засовом. Пробьем по базе и все, он. Может это законопослушный гражданин, ну, или был таковым, до недавнего времени? И, может, это вовсе не его окурок. Виктор встал, отряхнул джинсы и, достав сигареты, закурил.

Зотов удивленно посмотрел на капитана и указательным пальцем потыкал в небо, мол, а как же запрет на курение на улице? Тот, в свою очередь, махнул рукой ниже пояса, давая понять, что ему все равно и ответил: Даже этой уборщицы, - следователь кивнул на дверь.

Просто никто этого не знает. Во-вторых, это, определенно, его окурок. Отвечаю на твой следующий вопрос. Вижу, ты даже рот открыл, чтобы его задать. Видишь замок на баке? Следовательно, куда он мог деть сигарету? Только выбросить или забрать с. Курить на улицах никто не рискует, заплатить пять тысяч империалов штрафа — дураков не найдется.

Его это окурок, стопудово. Зал внимает с надеждой: Конечно, не легко лишить человека жизни, но он, Поскудников, и не требует, чтобы расстреливали всех поголовно, а предлагает только: И тогда "все сие" исчезнет. И лицо же добродетели, ныне потускнвшее, воссияет вновь" Как мало нужно, чтоб заставить воссиять лицо добродетели!! В особенности же кратко заключение, к которому приходит автор. Перечисление этих лиц сопровождается укрупненными планами слушающих гостей. Каждый из них по своему реагирует на близкий его душе пункт.

Первое, всех несогласно мыслящих общий восторг. Второе, всех, в поведении коих замечается скрытность и отсутствие чистосердечия. Третье, всех, кои угрюмым очертанием лица огорчают сердца благонамеренных обывателей. Четвертое, зубоскалов и газетчиков". Тихо, не прощаясь, выскочили вместе с Прокопом на улицу. А как наслушаешься прожектов!

Ныне я внимал Прокопу с гораздо большим интересом. Как Иван Грозный нас построил в колонну: В ожидании очередного приказа. Нас можно легко бросить в горнило любой беды.

Мера талантливости русского человека, скажу тебе по чести, находится в теснейшей зависимости от "приказания" - Ежели мы не изобрели пороха, то значит, что нам не было это приказано.

Ежели ли не опередили Европу на поприще общественного и политического устройства, означает, что и по сему предмету никаких распоряжений не последовало. Прикажут - и Россия завтра же покроется школами и университетами; прикажут - и просвещение вместо школ сосредоточится в полицейских управлениях Ташкент так и не взят. О Бухаре газеты объявили скромнее, наша она! А о Ташкенте ни слова. Что-то безнадежное сказывалось в его сухой и мускулистой фигуре, как будто там, внутри него, все давно застыло и умерло Я инстинктивно обратился к моему соседу: И сосед меня понял Мы шли от Палкина, пошатывясь.

Как тут не выпить? Снова на каждом шагу наслаждались разговорами прохожих такого рода: Пускай там морошку сбирает-с! Они прошелестил мимо, косясь на нас, как на привидения, и остервенело браня все на свете. Естественно, невдомек им было, - это я тоже постиг не сразу, но уж за то всей своей шкурой: Ташкент есть страна, лежащая всюду, где бьют по зубам и где имеет право гражданственности предание о Макаре, телят не гоняющем.

То-то доблестная русская армия стоит под незримым Ташкентом, а взять не спешит. Щедрин скончался в году. Менее З0-ти лет отделяло Россию от часа, когда фантастический прожект помещика Поскудникова, рожденный в голове великого сатирика, начал - пункт за пунктом - исполняться вживу.

Правда, изменилось направление расстрельного огня. Но это уж непредвиденные исторические выверты В пучину бед, ни раз и ни два, окунали русский народ и потому и потому, господа!

Часть 3 и последняя. Устали люди от проститутки-политики. От Глупого-города и глупых наяву Любовь пиши, страстную, плотскую, если ты еще не забыл, что это такое И решил взглянуть на эпоху с другой стороны! Без любви - откуда бы взяться у Щедрина столь острой боли за русских людей?! Не хочу я володеть глупыми! И отправились на дальние болота искать себе князя поглупее.

Помог друг-приятель по прозванью вор-новотор. Володеть вам я желаю, - сказал князь, - а чтоб итти к вам жить - не пойду, потому как живете звериным обычаем Посылаю к вам, заместо себя, самого этого вора-новатора.

Пущай он вами правит, а я отсель и им и вами помыкать буду Однако вору-новотору эта покорность была не с руки. Ему нужны были бунты Чтоб бросил, что ли, народ под раскат - "отвести душу" - непослушного ему, вору, Митьку, Ивашку, Порфишку, да другого Митьку Бысть затем и "четыре войны за просвещение", и бабий бунт "за престол", где бесчинствовали и Штокфиш, белокурая немка, и Клементинка - "польская интрига", и единокровные Дунька-толстомясая и Матренка-ноздря.

И наступили голодный годы. Теперича, вышел ты за ворота: Но на седьмом году правления Фердыщенку смутил бес. Кто не верит в волшебные превращения, тот пусть не читает летописи Глупова Повидимому, эта женщина представляла собой тип той сладкой русской красавицы, при взгляде на которую человек не загорается страстью.

Но чувствует, что все его существо потихоньку тает. При среднем росте, она была полна, бела и румяна, имела большие серые глаза на выкате, не то бесстыжие, не то застенчивые, пухлые вишневые губы, темнорусую косу до пят и ходила по улице "серой утицей" Муж ее, Дмитрий Прокофьев, занимался ямщиной и был тоже подстать жене Он не чаял души в Аленке, а Аленка не чаяла души в Дмитрии. Частенько похаживали они в соседний кабак и, счастливые, распевали там вместе песни. Глуповцы же не могли нарадоваться на их согласную жизнь".

Поставить бы тут точку?! Ах, какое бы было красивое кино! Задушевные народные песни - хорошо поставленными голосами Двух адептов я раскидал, просто раскинув руки, старшего же я поднял взглядом и начал крутить под потолком, стукая о стены.

Кто-то смелый попытался меня оглушить. Жуткая ярость гасила все признаки сознания, я просто упивался безграничной силой и своей жестокостью Нет, это не передать словами! Того смельчака я просто насадил на свою руку, пробив пальцами грудную клетку и сжав сердце.

От старшего адепта постепенно оставался только один лишь безжизненный комок, я вертел его со скоростью лопастей кофемолки. Вы хотели войны - вы ее получили!. Очнувшаяся было Линка опять упала в обморок. А вы бы что сделали, если бы очнулись со сломанной ногой, а вместо вашего друга стоит какой-то окровавленный монстр-убийца? Вот-вот, и я о том же Вся вспышка заняла около десяти минут.

Я даже не успел ничего понять. Только увидел все, что сотворил, и меня вывернуло на изнанку. Я чувствовал себя, как, наверное, чувствует себя семечка после отжима. Сил не было абсолютно - только истинный полноценный оборотень может вытворять такое, не особо расходуя энергию, мой же организм использовал все резервы, и, казалось, сердце бьется просто из принципа.

Правильно, куда мне, укушенному полукровкой сыну ведьмы, до взрослого вервольфа? И все-таки я нашел в себе силы подняться. Последние десять минут я наблюдал за собой как-то со стороны, как будто кто-то использовал мое тело, попросив душу подождать в сторонке. Надеюсь, что так и было и Ад меня не ждет. Очень-очень хотелось на это надеяться Я подковылял к Лине, опираясь на стену. Я старался не смотреть, куда ставлю руку - весь подвальчик был заляпан кровью адептов.

Надо было снять веревки, но пальцы не слушались. Я попробовал произнести простенькое заклинание по снятию пут, но уже на второй строчке начал задыхаться так, как будто пробежал пятисотметровку на мировой рекорд.

Тогда я поднял с пола нож адепта поднимал я его минут двадцать, не меньше и начал пилить веревку на правой руке Лины.

adanmyre.tk литература: Свирский Григорий Цезаревич. Наш современник Салтыков-Щедрин

Пилил я долго, нажать на рукоятку казалось выше моих сил. Но вот когда перепилил, то поразился их подлости - оказывается, они связали ее одной веревкой, просто пропущенной через дырки в камне. И что же случилось, когда я убрал из всей этой системы узел? Правильно, Лина всем весом упала на. Такая подлость была выше моих сил, и я свалился, как подкошенный. Никогда бы не подумал, что такая хрупкая девушка может быть такой тяжелой! Вот-вот, она девушка, а это значит, что я должен перебороть свое бессилие, что бы не показаться размазней самому себе, а тем более -.

И плевать, что она без сознания! Это жалкие отговорки разума от дальнейшего истязания моего тела. Итак, на чем я остановился? Ах да, надо бы подняться. Не дай умереть, не свидавшись с тобой!

Силы мне дай хоть до храма дойти, И свою душу от черта спасти Старое заклинание пилигримов подействовало, я ощутил огромный прилив сил. Я прямо-таки чувствовал, как начинают работать мои внутренности, как чудесная искристая энергия течет по моим жилам.

Призыв к Господу все еще многое значил в этой вселенной. Я кое-как, пошатываясь, поднялся и взвалил себе на плечи Линку. Как мы выбрались наружу, я уже плохо помнил Через неделю меня выписали из больницы. Лина пролежала целых три недели, ее травмы были серьезнее.

Как оказалось, когда мы вышли из общежития, с крыши кто-то стрельнул в меня транквилизатором, и я рухнул на асфальт, умудрившись рассечь себе при этом лоб. Лина, видя меня, распластавшегося на асфальте без видимых признаков жизни с кровавой отметиной на лбу, что должна была подумать? Это ее слова, я таких оборотов обычно в речи не употребляю. И что же она делает? Выхватывает пистолет и мчится мстить вверх по лестнице на чердак, с которой ее благополучно спускают вниз ускоренным методом.

Как она не убилась насмерть, пролетев три этажа - загадка природы. Может, мотоциклетный костюм ее спас, а может, ее постоянное везение постаралось - не знаю. Но похитители, кстати, мы так и не выяснили, кем же они на самом деле были видимо, заметив, что она жива, решили прихватить и.

Нда-а-а-а, веселенький выдался денек Написано от руки на желтоватом тетрадном листке, пахнет магией, звонким смехом обретенного счастья, любовью и воинственностью, слегка - пессимизмом выветриваетсябайкерами и зимой. Яркое и холодное зимнее солнце слепило. Оно до смерти мне надоело! Как, впрочем, и любой другой месяц. Я вышел из института, хлопнув дверью.

Синяя с золотыми буквами вывеска "ГИМИ. Марьи Мораны" мелодично звякнула, подпрыгнув от хлопка. Ряд преподавательских ухоженных и солидных и студенческих безалаберно украшенных и грязных от слякоти машин скрывал от меня мой транспорт.

Списанный армейский джип грязно-оливкового цвета - отцовский подарок. Отец - военный, последний раз я его видел года полтора. Матери не помню, шестерых братьев унесла война. И ненавижу весь мир, ибо нет в нем ничего хорошего. Нет смысла ехать домой. Все равно в тесной однокомнатной квартирке в центре Города нет ничего, кроме старой тумбочки, шкафа с книгами и одеждой, кушетки и телевизора. Я всегда умел смотреть правде в.

И эта правда была такова: У меня есть ум и талант, есть силы и физическая подготовка - и все это я использую безалаберно. И этим все сказано. Город, как всегда, был противно прекрасен.

Улицы украсились отвратительнейшими красно-желтыми гирляндами, в сквериках под деревьями лежал чистый искристый снег. Дворники посыпали песочком дорожки, прохожие сновали туда-сюда и были вежливы настолько, что хотелось плеваться.

Вытянув из кармана старого длиннополого пальто пачку сигарет, я с удовольствием затянулся. Ну-ка, этот мир не заслуживает даже того, что бы ты его презирал. Просто прими его таким, какой он есть, и успокойся.

Все здесь продажно и следовало мне родится годов эдак тысячу назад, когда моя гордость и честолюбие бы хоть кем-нибудь уважались. Да и честь там не была бы помехой. Ну да это я как-нибудь решил. Я люблю машины куда больше, чем людей.

Машины никогда и ничего не замыслят против тебя, ты знаешь их предел, и, самое главное, они молчат. Армия только еще больше убедила меня в. Впрочем, эта организация на меня не повлияла. Разве что осталась форма и машина, которую специально для меня списал со склада отец. Ну, может быть, еще пару месяцев отрастали волосы. Драться я умел и до этого, сослуживцев не трогал, "дедов" в ополчении Города нет по определению - некогда и незачем. Люди одинаковы все, везде и .